Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Видимо, на этом заканчивается серия сочинений про постаревших сказочных героев.

Нестареющий Электроник
(музыкальная тема взята у Исаака Шварца).


Электроник
отсидел за взлом картинной галереи.
По законам
некой западной страны он получил сто двадцать семь лет.
Робот-мальчик,
нестареющий, по-прежнему кудрявый,
на могилу
Сыроежкина приехал – отыскал ведь.
Collapse )

Староновогодние снежные чудики.



На Старый новый год я дома всем загадку загадывал: "Чего на Новый год не было, а на Старый новый год есть?" Почему-то никто не угадал. Перебирали наоборот - чего сейчас нет, а на Новый год было.
Отгадка такая: на Новый год снега не было, а на Старый новый год как раз выпал. Ходили по этому поводу с Катькой и Серёгой во двор в двенадцатом часу, пытались что-то слепить. Не вышло слепить просто так - снег холодный был, не лепящийся. Поэтому использовали для основы деревья - прилепляли к стволам разных животных из снега и рожи всякие пугательные смешные.
Даже сбегал домой за фотоаппаратом, чтоб зафиксировать.

Это некоторые более-менее получившиеся кадры наших произведений - снежных барельефов на деревьях во дворе.
Collapse )

На Ходынском поле строят новый Стоунхендж.

Оказывается, с домами, обступающими Ходынское поле не так всё просто.



Вот, например, эта арка нечеловеческих пропорций сделана в астрономически выверенном месте.



Вечером самого короткого дня в году заходящее солнце попадает точно в проём арки.



Лучи, пройдя через арку, как через диафрагму, достигают зеркально-стеклянного здания на Ленинградском проспекте, отражаются от него и идут обратно (в арку и далее на Солнце).

Завтра - апрельские чтения!

30 апреля, суббота, 19.00, Галерея М&Ю Гельман на Винзаводе

Четвёртый Сезон Безумных Фторнекков

Товарищество "опять Осумасшедшевшие Безумцы" представляет:

Апрельские чтения.
Выборка Александра Курбатова.


Показательные поэтические выступления
по следам прошлогодних слэмов.

Участвуют:
Оксана Васякина
Алевтина Дорофеева
Сергей Оболонков
Галина Рымбу
Егор Сальников
Дарья Серенко
Юрий Угольников




Информацию об участниках и подборки их текстов читайте в сообществе "Вечера Осумбеза У Гельмана В Галерее" - http://vougvg.livejournal.com/:

Дарья Серенко - http://vougvg.livejournal.com/26100.html
Юрий Угольников - http://vougvg.livejournal.com/26253.html
Оксана Васякина - http://vougvg.livejournal.com/26411.html
Сергей Оболонков - http://vougvg.livejournal.com/26740.html
Алевтина Дорофеева - http://vougvg.livejournal.com/26880.html
Егор Сальников - http://vougvg.livejournal.com/27257.html
Галина Рымбу - http://vougvg.livejournal.com/27418.html


*
Кураторы Безумных Фторнекков: Гузель Немирова, Александр Курбатов (Дёмин)

*
30 апреля 2011, суббота, 19.00
Галерея М&Ю Гельман на Винзаводе:
105120, Москва, 4-й Сыромятнический переулок, дом 1, стр. 6
тел.: +7 495 2281159, тел./факс: +7 495 2281339

Карта проезда:
http://www.guelman.ru/culture/images/doc/winzavod-map.jpg

Винтик, Шпунтик и Глория Мунди (стихотворение).

"Сикай в транзистор, Глория Мунди!
Пусть задымятся его проводки!" -
Весёлые механики Винтик и Шпунтик
Глорию Мунди хватали за соски.

Глория сикать боится в транзистор:
"Вдруг оно током меня долбанёт?"
Но, опустошив половину канистры,
Решила, что ладно, рискнёт.

Винтик и Шпунтик затаили дыханье,
Ждут, что сейчас будет громкий БАБАХ.
Но тут из транзистора послышалось чиханье,
И он вдруг запел на иностранных языках:

"Донт пис*, Глория Мунди!
донт пис** инту ми!
Ахтунг***, Глория! Нихт цугундер****,
Мон шер ами*****!

Сыктым бир копейка******!
Касым, пошли поссым!
О косяхо, о какумейка*******,
Менэ тэкел упарсын********.."

- Не буду я ссать в этот сумасшедший приёмник.
И вообще, мне нравится, как он поёт.
Пошли лучше все на поэтический вторник*********,
Поймаем там поэта Цветика и нассым ему в рот!

________________________________________________

Примечания.
* пис (псевдоангл.) - я не помню, как будет по-английски "пИсать"
** - так и не вспомнил
*** ахтунг (нем.) - внимание
**** нихт цугундер (нем.) - не надо цугундер
***** мон шер ами (фр.) - мой дорогой друг
****** сыктым бир копейка (тат.) - смысл этого выражения загадочен, но грозен
******* косяхо (яп.) - артиллерийское орудие, какумейка (яп.) - революционер, о (яп.) - уважительный артикль
******** менэ тэкел упарсын (др.-евр.) - смысл этого выражения загадочен, но грозен
********* поэтический вторник - стихотворение не является рекламой сегодняшнего поэтического вторника на Винзаводе, его рекламой является предыдущее сообщение:
http://kurbatov.livejournal.com/100315.html

Младший сержант Ким.

Вот тут некоторые засомневались, что возможен кореец бескорыстно, без всякого хитрого умысла пляшущий на станции метро. В смысле, что ээто хитрый народец, которому доверять нельзя.
Шура Руденко, имевший немалый опыт общения с корейцами, тоже к такому мнению склонялся. Ну всё-таки у Шуры корейцы были специфические - сектанты-протестанты.

Мой личный опыт общения с корейцами исчерпывается одним их представителем - это младший сержант Ким.

Младший сержант Ким как приехал к нам в роту из учебки младшим сержантом, так до конца службы младшим сержантом и остался - это первое, что его с наилучшей стороны характеризует.

Ещё младший сиржант Ким обладал недюжинной изобретательностью и солдатской смекалкой.

Он придумал пришить себе к гимнастёрке шестую пуговицу. Какой в этом был смысл? А вот такой: По уставу пряжка ремня должна находиться между четвёртой и пятой пуговицей. Но младший сержант Ким имел слегка объёмистый живот, и ему было неудобно носить ремень так высоко. Удобно было, чтоб ремень "болтался на яйцах". Так вот он справедливо предположил, что никто не будет высчитывать, какое там количество пуговиц находится выше ремня - главное, что ниже одна есть. Так и ходил - и удобно, и вроде как по уставу.

На одних учениях младшего сержанта Кима заслали на передвижную радиостанцию - это такая машина "Урал" с аппаратурой, которая разворачивалась в лесу в нескольких километрах от части. На учениях обычно был бардак и мне как-то удалось выбраться и посетить эту радиостанцию. А, ещё я забыл сказать, что вместе с Кимом туда отрядили рядового Азарова. Рядовой Азаров был длинный и имел естественный цвет лица красный, за что носил прозвище "паяльник".
На дальних подступах к радиостанции я заметил младшего сержанта Кима, крадущегося в положении полуприседа. В руках у него был самодельный деревянный лук детского размера. Ким увидел меня и сделал знак не нарушать тишины. Тут я проследил направление и увидел зайца. Заец вроде бы не замечал, как к нему этот ниндзя подбирается. Но это только казалось - когда Ким начал натягивать тетиву, заяц резко снялся с места и побежал. Побежал странным образом - сделал круг и вернулся почти на тоже место, но чуть-чуть дальше от Кима. Ким продолжил подкрадываться. Далее всё повторилось. Зайца Ким так и не подстрелил.
Пошли в машину пить чай. Ким рассказал, как он делал лук. На радиостанции делать было особо нечего, а тут зайцы по лесу то и дело шастают. В Киме проснулся первобытный охотник. Он смастерил лук. Но надо было испытать, потянет ли это оружие против зайца. Единственный, на ком можно было испытать - рядовой "паяльник". Испытания проводились с соблюдением некоторой техники безопасности - паяльник спрятался за дерево и выставил ногу в сапоге. Ким расчитывал, что через кирзовый сапог не должно быть особо больно. Стрелял где-то метров с пятнадцати. Первый же выстрел оказался метким - рядовой Азаров взвыл и вывалился из-за сосны. Ким сначала думал, что это несерьёзно, хватит придуряться. Но паяльник не вставал и выл. Когда сняли сапог, то оказалось, что там солидный синячина на голени. В общем, убойная сила лука была подтверждена.
Вот только зайцы оказались хитрее Кима.

Ещё помню один момент - кто-то хвастался, что умеет глазом открывать бутылки. Ким задумался, потом сказал:
- Не, я так не смогу. У меня глаза впереди лица.

Про Шуру Руденко и кипятильник-радиоприёмник.

Когда на втором курсе где-то в ноябре-декабре отчислили Гошу Трусова, мы с Шурой остались живущими вдвоём в ФДС-овской четырёхместной комнате. Шура решил избавиться от казёнщины в обстановке. Мы сняли пружинные матрасы с кроватей и соорудили из четырёх матрасов два дивана без ножек. Из спинок кроватей и тумбочек получились журнальные столики, две спинки на подоконнике образовывали загон для шуриных воробьёв. Обстановка не утратила казёнщины, но теперь напоминала чем-то гостиничный номер для командировочных. Двумя окончательными штрихами в этом гостиничном облике были графин и радиоприёмник.

Основным напитком нашим тогда прочно сделался чай №36 (Шура бросил свои эксперименты с растворимым цикорием, кофейным напитком "Народный", а всякие алкогольные напитки будут ещё года через три).
Ходить каждый раз кипятить чайник на кухню было как-то неправильно. И Шура изготовил кипятильник из спичек, ниток и бритвенных лезвий: два параллельных лезвия примотаны к спичкам, отделяющим их от соприкосновения.
Мощность такого кипятильника была тем больше, чем меньше расстояние между лезвиями, поэтому спички искусственно утончались, предварительно обстругиваясь теми же лезвиями.
Ещё опытным путём было установлено, что быстрее закипает вода с уже засыпанной туда заваркой. Но при этом вкус получившегося чая менялся в сторону большей противности. Поэтому в итоге был найден баланс - некоторое малое количество заварки помещается в воду сначала, для ускорения закипания, а остальное количество добавляется уже после закипания.
Иногда непонятные возмущения электромагнитного поля между лезвий приводили к пробою: проскакивала резкая маленькая искра, в толще воды происходил глухой хлопок, а на лезвиях оставались маленькие отверстия с потемневшими оплавленными краями.

Ещё одной необходимой деталью шуриного кипятильника являлся электрический шнур. Единственный доступный шнур был шнур от радиоприёмника. Он и был использован. Но техническая смекалка Шуры подсказала ему, что шнур, став частью кипятильника, может не переставать быть шнуром от радиоприёмника. Если снять заднюю картонную стенку приёмника, то лезвия кипятильника можно всунуть между контактами динамика так, что они довольно плотно фиксируются. (Теперь такие соединения повсеместно распространены и именуются разъёмами.) При включении в радиорозетку приёмник работал, правда, уже нельзя было регулировать его громкость.
В результате многократных кипячений поверхность лезвий покрывалась тонким слоем вещества, затруднявшего проводимость. Поэтому звук из приёмника стал исходить нерегулярно, включаясь по какому-то собственному усмотрению.

Многие высказывания радиоприёмника поражали и впоследствии неоднократно цитировались.
Однажды радиоприёмник сказал:
- Ох, о-ох
Затем спросил сам себя:
- Что стонешь, Рассоха?
И ответил:
- Ох, о-ох..
После чего замолчал.

Ещё один раз он бодрым голосом предложил:
- А теперь послушайте фрагмент из оперетты "Стряпуха"
И опять замолчал.

В какой-то из передач типа "В рабочий полдень" Шуру очень удивил диктор. Диктор зачитал заявку:
- Пишет нам агроном колхоза такого-то Курбандурдымутырзыкалиев.
Причём перед фамилией "Курбандурдымутырзыкалиев" там ещё имя было, которое Шура не запомнил. Шура очень удивлялся мастерству диктора - что вот же какая фамилия, тренироваться надо долго, чтоб такую запомнить, а у диктора получилось как-то так непринуждённо: "Ля-ля-ля-ля, хуё-моё Курбандурдымутырзыкалиев.." и дальше пошёл шпарить.

Отдельной историей была работа радиоприёмника в утренние часы. За ночь приёмник как-то отдыхал в плане электропроводности и в шесть утра включался гимном. Потом шли всякие утренние передачи: новости, пионерская зорька, ещё чего-то. Самое интересное, что все эти передачи никак не мешали спать. То есть, звуки сквозь сон пробивались, но к пробуждению не приводили. Они приводили к каким-то управляемым снам. Под "Пионерскую зорьку" шли всякие сны из школьного возраста. Я до сих пор помню сон, как мы в каком-то детском коллективе катаемся по зелёным холмам на механической гусенице под песню со словами: "каждый держится как может, кто-то - лошадь, кто-то - хвост". Песня неоднократно исполнялась в "Пионерской зорьке" и всегда приводила к одинаковому сновидению. В бодрствующем состоянии я эту песню так никогда и не услышал.

Управляемые сны под радио продолжались всегда до одного и того же момента, до одной и той же фразы - когда в передаче "Утренняя гимнастика" диктор говорил: "Музыкальное сопровождение - пианист Родионов". На словах "Пианист Родионов" мы синхронно просыпались. Почему - загадка.

Лифт и отважная тётка

Сначала длинное предисловие о старых гэзюшных лифтах, чтобы более понятна была вся отважность тётки. Для тех, кто ездил в старых лифтах ГЗ МГУ, это предисловие излишнее. Но, в любом случае, лифты были столь замечательные, что подробного описания заслуживают.

Лифты завода "Подъёмник", 1952 года. Стены и двери из тёмного, вечного дерева. Кнопки литые, тяжёлые, коричневые, отстреливающие на этажах.

При подъезде к этажу лифт рывком сбрасывал скорость и дальше полз медленно, но, всё равно, промахивался, проскакивал и какое-то время качался с постепенно уменьшающейся амплитудой. Когда эти качания происходили подряд на нескольких этажах, это вызывало понятное возмущение народа, которому надо было выше. Особенно раздражжали административные тётки, ездившие с девятого этажа на дасятый.

А вот когда к Эрнесту приезжали его друзья из Литвы, им качающийся лифт, наоборот, понравился. "О! Это такой способ догнаться!" - радостно догадались пьяные друзья.

Ещё в лифтах были телефоны. Чёрные, фундаментальные, многие даже исправные. Правда, звонить с них можно было только по внутренним университетским номерам. Но зато, на них можно было позвонить откуда угодно, хоть по межгороду, нужно было только знать номер. Некоторые хитрые люди умудрялись номер выведать. И в заранее обусловленное время катались в лифте в ожидании звонка. А дождавшись, долго и громко рассказывали в трубку, а заодно и всем в лифте, о трудностях, или, наоборот, радостях собственной жизни.

Как-то раз в лифте зазвонил телефон, а ожидающих звонка не обнаруживалось. Шура Руденко, стоявший в углу у телефона, снял трубку и сказал: "Слушаю, начальник маленьких булочек". Почему он вдруг так сказал, Шура и сам объяснить не мог. На другом конце сказали "Ой" и повесили трубку.

Имелись в лифте два человеконенавистнических устройства - перегруз и фотоэлемент. Предназначенные изначально для безопасности людей, они за долгую жизнь обрели собственный характер и собственную вредность.

С перегрузом, конечно, студенты сами были виноваты. Их пытливый ум выяснил, что перегруз учитывает вес только людей, стоящих на полу, а если повиснуть на поручнях, идущих вдоль стен лифта, то ты, вроде как, перегруз обманул. Перегрузу было, конечно, обидно, и он стал срабатывать по своему усмотрению. Например, перегруз не отпускал лифт, пока оттуда не выйдет определённый, неугодный перегрузу человек. После чего в лифт обратно могли войти несколько людей, а как только обрадованный неугодный человек совался следом за ними, перегруз загорался снова.

Вредность фотоэлемента не была избирательной. Он просто по-старчески впадал в ступор и переставал воспринимать попадающий на него луч. Попытки трясти лифт, ковырять фотоэлемент в его отверстии и даже светить в это отверстие фонариком ни к чему не приводили. Народ смирялся и выходил дожидаться других лифтов. А фотоэлемент мог вдруг неожиданно выйти из ступора, двери пустого лифта захлопывались, и лифт уезжал.

Но, всё-таки, необходимость фотоэлемента не подвергалась сомнению. Эта необходимость была очевидна каждому, кто хоть раз видел, как закрываются двери старого гэзюшного лифта. Пружинный механизм дверей гнал их навстречу друг другу с нарастающей скоростью, и они сшибались, как скалы. Часто от удара они отлетали друг от друга, и тогда, чтобы двери закрылись, их нужно было при повторном закрывании с силой прижимать ладонями друг к другу, не давая разойтись.
И вот эта грозная сила подчинялась фотоэлементу. Стоило любому предмету на мгновение прервать световой луч на входе в лифт, как двери застывали на месте, а затем открывались.

Теперь длинное предисловие заканчивается, и мы плавно переходим к короткому рассказу об отважной тётке.

Тётка подбежала к лифту, когда двери уже начали закрываться. В руках у неё были объёмистые и, по-видимому, тяжёлые клетчатые сумки. Сунуть сумки в щель между закрывающимися дверями, перекрыть луч фотоэлемента она не успевала. И тогда тётка бесстрашно сунула в эту щель голову...
Задумайтесь, и попробуйте себе представить всю боль этого удара по ушам.