Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Палле один на свете

«Палле один на свете». Последнее время эта фраза очень часто самопроизвольно возникает в мозгу. Это название детской книжки датского писателя и психолога Йенса Сигсгорда. Узнал, что написана она была в 1942 году, то есть во время оккупации Дании, примерно тогда, когда мягкий режим оккупации начал меняться на жёсткий.
В книжке мальчик Палле просыпается и обнаруживает, что остался совсем один, ходит по городу, заходит в магазины, в банк, катается на трамвае, на пожарной машине, даже на самолёте. В конце оказывается, что это сон. Палле просыпается и идёт играть с друзьями.

Если Палле дожил до наших дней, сейчас ему за восемьдесят. И он опять попал в свой детский сон.

Палле выходит из дома.
Палле один на свете.
Нет, не один – вот голубь.
Палле один, и голубь.

А вот и ещё голубь.
И слышно ещё синичку.
Палле один, и птички.
И слышно ещё гул.

Гул издают машины.
Палле подходит к арке.
Видит их через арку.
Палле, машины и гул.

Ну да, и ещё птички.
И даже идут люди.
Людей достаточно много.
Но каждый тоже один.

Палле на перекрёстке
пережидает красный,
переходит через дорогу
и движется в магазин.
Collapse )
Примечание по поводу фотографии.
Фотография Александра Бождая, bozhday, сделана в Пензе в 2006 году. Взята из его ЖЖ. У него была ещё более подходящая фотография, она у меня перед глазами возникает, но именно её я не нашёл. Пусть будет эта.

Старый слепой Пью

Это опять "про постаревших сказочных героев".
Герой, правда, не сказочный, но тоже литературный.
Постареть успел уже в самом литературном произведении -
романе Стивенсона "Остров сокровищ".
Можно считать, что это мини-пьеса, даже мини-опера,
для двух действующих лиц:
Пью (старый, слепой)
Джим Хокинс (роль без голоса).


Я
вечно старый, вечно слепой
Пью.
You
never give me your money.
Теперь
мной пугают детей,
а ведь я тоже был
юн.

Джим
Хокинс,
ты же помнишь меня, Джим!
Нет,
ты меня не забудешь.
След
моей цепкой руки
на запястье своём
чувствовать будешь
вечно.
Collapse )

Пьеса не получилась.

Долгая фальшивая жизнь
(что-то вроде пьесы)


Голос 1.
- Расскажи про свой самый счастливый день.


(долгая пауза)

Голос 2.
- Извини, как-то сложно,
затруднительно выбрать,
дней было слишком много,
и такого, чтоб на его фоне
все остальные казались бы несчастливыми,
ну, или, скажем, не самыми,
точно не самыми –
как-то не получается выбрать…

Голос 1.
- Расскажи про свой самый несчастный день.


(пауза, долгая, но не настолько)
Collapse )

Постаревшие сказочные герои не отпускают.

На сей раз Крошка Вилли-Винки.

Эпиграф:
Ростом ты короткий,
Весом ты птенец.
Много дрянной водки
Выпил твой отец.
Всеволод Емелин, «Колыбельная для бедных»



Крошка Вилли-Винки
Ходит и глядит,
От замков личинки
Изучаи-ит,

Коды от подъездов
Все запомнил он,
Циркуль-стеклорезом
Он вооружён.

В детстве били очень,
Поломали нос,
Травма позвоночника,
Так и не подрос.

Как ребёнок весит,
Шуганный, как зверь,
Но зато профессия
У него теперь.
Collapse )

Комбинаторная недопоэзия.

Четыре недостихотворения, сочинённые в пятницу в процессе хождения по микрорайону Давыдково с целью восстановления паспорта взамен украденного.

1.
В доме голо, день не долог,
Денег нет, держись, геолог.

Примечание: недостихотворение содержит цитаты из произведений Владимира Белоброва, Валерия Силиванова, Дмитрия Медведева и творческого тандема Гребенников-Добронравов, по существу, из них (цитат) и состоит.

2.
Узкий и низкий дверной проём..

Примечание: недостихотворение содержит цитату из объявления на входе в фотосалон, по существу, из этой цитаты и состоит; не смог придумать никакого продолжения, хотя бы близкого по степени давящего напряжения.

3.
Ура! Планета стала чище!

Примечание: недостихотворение является заголовком к статье об уборке мусора в газете, лежащей сверху прочего мусора в помойном баке, редкий пример самоприменимого высказывания.

4.
Кладбище пятиэтажек,
Над местом могилы каждой
Стоит как надгробный камень
Дом двадцатидвухэтажный.

Примечание: недостихотворение является описанием прямоугольника между Славянским бульваром, Кременчугской и Давыдковской улицами; внутренняя часть этого прямоугольника, ранее состоявшая из пятиэтажек, школ, детских садов и пространств между ними, теперь почти полностью застроена панельными и монолитно-бетонными зданиями; в одной из пятиэтажек мы жили летом - с мая по июль 1999 года, на её месте - тоже двадцатидвухэтажный дом, и детский сад перед этой пятиэтажкой , в который Алинка ходила в двух-трёхлетнем возрасте (год 71-72-й), заменён на новый, удовлетворяющий современным требованиям.

Сочинение про пальчики на ногах.

Сочинено в для Алинки, в Вологде, куда мы ездили на мартовские праздники.

*
Нелепые
неумелые
несамостоятельные

пальчики на ногах.

Даже двигаться по отдельности
не могут,
только все вместе –
слегка растопыриваются
и слегка сжимаются.
Collapse )

Юкагиры.

Шура Буртин про юкагиров, большой рассказ в "Русском репортёре":

http://www.rusrep.ru/article/2013/12/18/yukagir

Вот, например, оттуда:
"Юкагиры верят в переселение душ. Мертвые всегда возвращаются: из сострадания к живым родственникам их души покидают Нижний Мир и вселяются в зачатого ребенка. - У нас старики считают, что ребенок рано или поздно сам скажет, кем он был - надо только слушать. Я сам был свидетелем. Был у нас дед, Алхонос, умер. А потом родился его внучатый племянник, и старики уже поговаривали "это Алхонос вернулся". И поехали мы как-то на их рыбачий участок, а бабка мальчишку взяла. Ему было года четыре, он там никогда не был. И вдруг он говорит, да еще по-взрослому так: "А ты куда мои желтые сапоги дела?" И бабка достает резиновые сапоги, которые Алхонос порвал и там оставил.
Дядька мой, Спиридончик все время надо мной смеялся: "Что ты их учишь? Они лучше тебя все знают. Ты сделай так, чтобы они вспомнили..."
"Такой любви к детям, как у юкагиров, я не встречал ни у одного из сибирских народов." - пишет Иохельсон. Они никогда не наказывали детей. Рождение первого ребенка было событием огромной важности - именно его, а не свадьбу, праздновали. Когда в семье рождался первенец, отец и мать обычно отказывались от своих имен и начинали называть себя по имени ребенка - например Шхотини-эчие, то есть Отец Шхотини. Иохельсон был удивлен доверием и дружбой между взрослыми и детьми. "Встречаются, конечно, и капризные дети, но на это обычно не обращают внимания, считая, что это капризничают их "души"."
- У Спиридончика внук, помню, расшалился, - говорит Вождь, - он говорит: "Ну как я его ругать буду? Это же мой дед..."

Путешествие месячной давности по задам улицы Шверника и верховьям реки Коршунихи.



Изменившийся уклад жизни пока не оставляет времени для дальних походов. Но оказывается, что ближние к дому места тоже немало таят всякого распрекрасного.

Месяц назад, в замечательный ветреный воскресный день ходили с Катькой под вечер чуть в сторону от обычных маршрутов.
Сначала - на улицу Ферсмана, тихий аппендикс, ответвляющийся от улицы Вавилова и уводящий в некий расплывчатый тупик. По одну сторону улицы там дома, где-то 50-х-60х годов, не помпезные но и ещё не хрущовки. А по другой стороне - зарастающие, большей частью бездействующие детсады - ранее относились к Академии Наук, как и многие другие объекты по сторонам улицы Вавилова. Задними своими заборами детсады смотрят в овраг - бывший овраг речки Чуры. Речку упрятали в этих местах в трубу, а овраг частично засыпали в 50-х. (Улица Вавилова тогда носила название "Свалочное шоссе", так что примерно понятно, чем засыпали овраг.) Теперь по оврагу проходит линия электропередач от ТЭЦ-20 и лежат толстые трубы водоснабжения от той же ТЭЦ. В одном месте через эти трубы сооружён железный ступенчатый мостик, связывающий жителей улицы Ферсмана с районом метро "Академическая". На мосту и подходящих к нему дорожках ведётся торговля, уподобляя мост торговым мостам средневековых городов, но лишь отчасти уподобляя. Торговля не бойкая, продавцы молчаливы, особых скоплений людей возле них не наблюдается.

Мы не пошли к метро - что там делать? - а пересекли проспект 60-летия октября и попали на улицу Шверника. С улицы Шверника заметили страшненькие строящиеся дома, про которые Катя сказала, что это, наверно, тюрьму строят.Collapse )

Поход по Сокольникам с Данилой Давыдовым (20 октября), часть 2-я.





Рассказ о первой части - от старта до первого привала в парке Сокольники - тут:
http://kurbatov.livejournal.com/228012.html

Фотографии ко второй части - мои, Михаила Квадратова и Дмитрия Данилова. Некоторые особенно замечательные объекты сняты в двух или трёх вариантах. Помещаю их все, с указанием авторства.

После привала в парке у нас было два варианта маршрута для продолжения:
Первый - по парку до метро Сокольники и далее к улице Матросская Тишина.
Но этот вариант был чреват непредвиденными замедлениями, блужданиями по дорожкам, а хотелось успеть на Матросскую Тишину ещё в светлое время.
Поэтому выбрали второй вариант - выйти из парка, по улице Шумкина дойти до Русаковской, выйти к метро через район нумерованных Сокольнических улиц и там уже двигаться в сторону Матросской Тишины. Казалось, что так будет быстрее.

Collapse )