Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Вылазка в Матвеевское.



В эту пятницу, 14 июня совершим вылазку в Матвеевское.
Сбор в 14.00 на станции метро "Славянский бульвар" у выхода, ближнего к центру Москвы.
Телефон для связи 8-916-776-23-83.

Матвеевское - один из самых ярко выраженных районов-островов. От остальной Москвы отделён поймами речек Сетуни и Раменки, железной дорогой, Волынским лесом (в котором прячутся сталинская дача и кремлёвская больница).

Район начал строиться в конце 60-х на месте деревни Матвеевкое. Остатки деревни (два дома и огороды) до сих пор живы в "зажелезнодорожной" части, куда строительство не дошло.

Сейчас район вступил в самый прекрасный и гармоничный возраст - 40-45 лет. Края района, ближние к рекам и лесу, конечно, попортили новым строительством, но порча эта не носит массовый характер. Основная территория Матвеевского живёт естественной жизнью и особенно сейчас, летом, представляет собой просто курортный парк, в котором местами прячутся дома.Collapse )

Рэкет в исполнении Шуры Руденко. Случай второй: "Петрович".

Про первый случай рэкета, не шибко удачный, я уже писал.
Второй случай формально следует признать успешным. Происходил в 93-м году.

В роли заказчиков в этот раз выступили Иван Васильевич и Беглый.
Шеф Ивана Васильевича Ниф (по фамилии Не.. неважно, в общем, по какой фамилии) решил тогда заняться строительством дач и коттеджей в Подмосковье. Он нашёл какой-то завод в Казахстане, выпускавший бетоные блоки. Из этих блоков можно было собирать коттеджи, как из конструктора. Завод загибался и накопленные запасы блоков раздавал почти бесплатно, нужно только перевезти. На это Ниф и купился.

Ответственным за новое, строительное направление деятельности фирмы вызвался быть Иван Васильевич - всё интереснее, чем у бабушек ваучеры скупать. В качестве предполагаемого прораба Иван позвал друга Беглого. Беглый тогда всё ещё дезертирствовал и последний год ныкался как раз по строящимся подмосковным дачам, то есть опыта некоторого поднакопил.

По весне блоки прибылы на станцию Санино недалеко от Орехово-Зуево. Дальше их перевезли к месту предполагаемого строительства и свалили там в кучу. Выкопали котлован под фундамент. Котлован быстро наполнился водой по самые края. Что дальше делать - было непонятно. Местные жители и дачники авторитетно подтверждали, что да, тут всегда так, грунтовые воды почти до поверхности доходят, летом? ну летом, может, чуть опустится.

Где-то в июне Ниф нашёл ещё одного желающего построить дачу - валютчика с факультета ВМК по имени-фамилии Олег Попов. Блоки нужно было перевезти на участок вблизи платформы "33-й километр" казанского направления. Для этого Иван Васильевич и Беглый договорились с какой-то базой механизации в Орехово-Зуево.
Персонально договаривались с Петровичем. Хитрый Петрович предложил стандартную хитрость: документы оформить на одну сумму - большую, а перевезти за другую - меньшую. Разницу поделить, Нифу не говорить. Иван и Беглый из жадности согласились. Петрович деньги взял, а перевозить ничего не стал, и пригрозил застучать их Нифу.

Вот тут Иван с Беглым и обратились к Шуре. Шура должен был изобразить мрачного убийцу, нанятого для воздействия на Петровича.
Шура спрашивал:
- А что я должен говорить? Ну, чтоб он понял, от кого я, и что ему нужно сделать.
- Ничего говорить не надо! - махал руками Беглый, - Он должен понять, что ты молчаливый киллер, что ты его не убиваешь только потому, что тебе этого не говорили, пока.

Не знаю, откуда у Ивана и Беглого была такая уверенность в способностях Шуры. Шура, конечно, был человек умелый. Маленький Шура мог управлять движениями большого Беглого, держа его за один палец и как-то этот палец поворачивая. Но на киллера Шура, по-моему, никак не тянул. Однако, Шура помочь согласился.

Ему объяснили, как найти автобазу, описали Петровича - что это такой коренастый горбоносый мужик в комбинезоне. Особая примета - отпечаток утюга на спине комбинезона. Ещё сказали, что работяги Петровича не любят, так что с их стороны Шуре опасаться нечего.

На следующий день, когда я пришёл к себе в комнату, Шура уже был там и рассказывал Ивану и Беглому, как всё было.

Автобазу Шура нашёл и беспрепятственно туда проник. Петровича видно не было. Спрашивать у кучи шоферов, где тут Петрович, Шура счёл неразумным. Был там ещё один шофёр, молодой, в новом комбинезоне, мыл легковую машину в отдалении. Но его Шура тоже спрашивать не стал.
- Что-то он мне не понравился, - рассказывал Шура, - Какой-то слишком чистенький.
- Точно! Это сын Петровича. Мы тебе про него сказать забыли.
Довольно быстро Шуре повезло. Из домика вышел мужик, подходящий под описание, и завернул за угол. На спине у него был след от утюга.
Шура догнал его за домом, где никого не было. Первоначальная задумка Шуры была бросить Петровича броском через себя, чтобы он красиво упал на спину, а дальше его обработать. Совсем красиво не получилось. Петрович оказался тяжёлым, и Шуре пришлось падать вместе с ним и придавить его сверху. Находясь в партере, Петрович стал тянуть руки, дабы достать Шуре до рожи. Шура его осадил кулаком куда-то промеж глаз и встал. Петрович тоже встал и полез на Шуру. Дальше эта последовательность действий прокрутилась несколько раз: бросок с падением, Петрович тянет руки до рожи, удар кулаком, подъём в стойку. Всё это молча. Но надо было как-то с этой цикличностью заканчивать.
Шура заметил пустую железную бочку, и у него возникла идея Петровича в эту бочку жопой посадить. Так, чтобы ноги и голова торчали, а сам он выбраться не мог. Но Петрович оказался не только толстым, но каким-то негибким, и в бочку не влезал.
Тогда Шура просто пнул ему по яйцам. И тут с Петровичем произошло превращение. Он сказал "Ох!" Так тоненько и по-доброму: "Ох!"
Так что Шуре стало понятно, что всё - Петрович стал другим человеком, просто старым дяденькой, у которого болят яйца.

На этом месте Иван и Беглый начинали топать ногами и требовать "Ещё! Ещё! Слушал бы и слушал!"

Потом Петрович так же тоненько и жалобно стал звать: "Нина! Нина!" А Шура в это время уже, не суетясь, но быстро выходил с автобазы и сворачивал по направлению к шоссе. Дорога к шоссе проходила мимо кустов. Что-то подсказало Шуре, что надо в этих кустах спрятаться. И точно, через некоторое время мимо пробежала толпа роботяг с монтировками во главе с сыном Петровича в чистеньком комбинезоне. Шура выбрался на шоссе через поле, поймал машину и доехал до Москвы, отдав водителю почти все деньги, выданные ему за операцию.

На следующей неделе Петрович всё перевёз.

Через некоторое время мы с Шурой ехали в машине, и по радио передавали "Песню про настоящего индейца" группы "Ноль".
- О! - обрадовался Шура, - именно эта песня играла у меня в мозгу, когда я сидел в кустах, а мимо работяги с монтировками пробегали.
С тех пор "Песня про индейца" стала очень известной, наверное, самой известной песней группы "Ноль". Каждый раз, когда я её слышу, мне сразу представляется Шура, сидящий в кустах.

На шурин сороковой день Иван Васильевич и Беглый вспоминали эту историю, говорили: "Балбесы мы были. Шуру же там запросто могли убить."