Постаревший Агапит.

Ещё одно стихотворение про постаревших сказочных героев. Точнее, на этот раз герой не сказочный, а научно-фантастический - Агапит из фильма "Москва-Кассиопея".

Агапит

Вот Агапит, в ночном пейзаже
Спеша в метро до часу ночи,
Коварный зов пятиэтажек
Никак не в силах превозмочь,

Сворачивает во дворы
И, отклоняясь всё сильнее,
Во власти гибельной игры
Он ей противиться не смеет.

Беззвучно снегом покрываем,
Он до утра петлять готов,
Дышать пятиэтажным раем,
Шугать полуночных котов,

Заглядывать в чужие окна,
Воображать чужой уют,
Где телевизоры негромко
Ругаются или поют.

Последнее окно погаснет
Поздней, чем первое зажгётся.
Наш Агапит замёрз, но счастлив,
Застывший рот его смеётся.

Назавтра зов его вольётся
В коварный зов пятиэтажек,
И новый Агапит собьётся
С пути к метро в ночном пейзаже.

Вот. Во сне ещё получаются складные стихи. Во сне, чтобы не забыть, записывал их на каком-то штабеле кирпичей в ночном дворе, то ли мелом, то ли куском кирпича. Целиком не влезло, только половина. Но запомнил целиком. Теперь вот записал.

(no subject)

В рай.
(Сочинение, порождённое окружающей информационной действительностью, а также замечательным стихотворением Мирослава Немирова "И ежели едешь в метро вверх..")

Баю-баю-бай,
наш эскалатор едет в рай,
и соседние все тоже едут туда.
Всех нас, россиян
в рай эскалаторы везут,
и машинист всё ускоряет движение их.

Чувствует машинист,
как слабеют руки его,
хочет всех успеть до рая довезти.
Встань со мною справа,
не надо слева проходить вперёд,
побудь со мной – вон, как те двое, которые целуются.

А я во сне своём
был метрошным воробьём,
и летел я вверх, обгоняя всех.
Видел впереди
прекрасный свет и к нему летел,
громко чирикая от радости, что сейчас сольюсь с ним.Collapse )

...

У каждого человека есть люди, которые держат его мир.
Он этого может не осознавать,
может редко с ними общаться
или вообще не знать лично и не встречаться.
Но когда кто-то из них умирает,
человек чувствует,
что из-под мира выбили опору.
И вот в последнее время
у меня это происходит
всё чаще и чаще,
всё быстрее и быстрее.

Летом Саша Сафонов,

совсем недавно Игорь Дронов,

вчера Владимир Глухов.
Collapse )

Ещё про постаревших сказочных героев.

Про Электроника оказалось не последнее. Вчера вот доделал про Буратину.

Буратино, старый партизан.

Здравствуй, Мальвина! Я Буратино.
Я тебя сразу узнал в переходе –
Синие волосы из-под платочка,
Кукольный рот и фарфоровый взгляд.
Делаем вид, что друг друга не знаем,
Просто случайно разговорились,
Движемся в сторону остановки.
Будь осторожна – за нами следят.

Нас ожидает курганский автобус,
В нём можно ехать по социальной.
Едем, Мальвина! Автобус отходит!
В аэропорт Домодедово едем!
Там проберёмся на борт самолёта,
Спрячемся меж багажа – мы же куклы!
И полетим мы с тобой в Благовещенск..
Collapse )

Видимо, на этом заканчивается серия сочинений про постаревших сказочных героев.

Нестареющий Электроник
(музыкальная тема взята у Исаака Шварца).


Электроник
отсидел за взлом картинной галереи.
По законам
некой западной страны он получил сто двадцать семь лет.
Робот-мальчик,
нестареющий, по-прежнему кудрявый,
на могилу
Сыроежкина приехал – отыскал ведь.
Collapse )

Обещанное некоторое время назад стихотворение про метро "Узбекский мост" получилось (не получилось).

В Москве среди гастарбайтеров
существует поверье,
ну, или легенда,
передаваемая из уст в уста,

о существованьи мерцающей
тайной подземной станции,
сказочного моста
из России в Узбекистан.

Если сесть на самый первый поезд
самой-самой первой красной ветки,
если к вам в вагон за всю дорогу
не подсядет ни один москвич,

то после "Охотного ряда"
поезд как будто вздрагивает,
свет в вагонах становится тусклым,
а из динамиков вместо
обычного метро-голоса
к вам обращается Брежнев
Леонид Ильич.
Collapse )

Доделал начатое год назад (до сотояния "больше не буду доделывать").

Десятых не было.

Нулевые давно закончились.
Выросло поколение, не заставшее девяностых.
"Десятые годы" тоже скоро закончатся.
Но термин "десятые" не применяется.
Так не говорят (мне ни разу,
ни в устном, ни в письменном виде
не попадалось).

Если начать разбираться в причинах,
обнаруживается, что к аналогичным годам
девятнадцатого и двадцатого века
слово "десятые" не применялось.
Но там это логично.
Не было каких-то цельных
1910-х или 1810-х годов.
1911 не похож на 1913,
оба они отличаются от 1915,
все трое от 1917.
Аналогично с 1811 1812, 1815, 1818 годами.
Как-то быстро всё происходило,
быстро качественно изменялось.
Теперь же, скорее, наоборот -
года друг от друга малоотличимы.Collapse )

Очередное сочинение, порождённое участком кольцевой линии Октябрьская-Курская.

Легенда о царе-попе Иване.

В метро, между Добрынинской и Павелецкой
рядом стояла девушка
монголоидной наружности.
В какой-то момент она достала и раскрыла блокнот.
Мне сначала показалось,
что в блокноте какие-то формулы.
Я всегда автоматически радуюсь,
если вижу, что кто-нибудь
читает текст с формулами,
особенно – написанный от руки текст.
Стал вглядываться,
пытаясь узнать формулы,
но это оказались не формулы,
а иероглифы,
скорее всего, китайские.
То есть, в руках у девушки
был блокнот-словарик
русско-китайский.
Но вот подбор русских слов
в нём был довольно странным.
Я разобрал слова
«впасть в грех»
и «нечистый»,
остальные не разобрал.
Против каждого русского слова
(или словесного оборота)
было написано довольно много иероглифов.
То есть, это был не словарь-разговорник,
а настоящий толковый словарь.
Интересно, зачем мог понадобиться
этой китайской девушке
словарь на такую тематику?Collapse )

Запоздалое объяснение.

Медленный.

Скорость света конечна.
Велика, но конечна.
Когда два человека видят друг друга,
каждый из них видит другого прошлое,
не далёкое, но прошлое.

Скорость звука конечна.
Велика, но конечна.
Когда два человека разговаривают,
каждый из них слышит другого прошлое,
не далёкое, но прошлое,
в сравнении с видимым прошлым -
во много раз более давнее прошлое.

Представьте себе действительность,
где свет движется медленно,
вязкую действительность,
где свет от объекта к объекту
доходит за время, сравнимое с временем жизни объекта.

Примерно в таком мире живут
гипотетические инопланетные цивилизации
или реальные нестабильные элементарные частицы.

Так же общались люди
в те времена, когда письма шли долго.
"Письма римскому другу" примерно об этом -
когда римский друг приезжает к неримскому
и застаёт уже только рассохшуюся скамейку
и перебирает над ней с собой привезённые письма.
Collapse )