Вдогонку. Пятый текст 2020 года.

Теорема Сохоцкого. Упоминается как доказанная в письмах Сохоцкого к Лузину и Шнирельману.
Проверить доказательство и сам факт доказательства невозможно. Смоленский архив Сохоцкого утерян после его ареста.
В предвоенные годы наблюдается краткий подпольный бум попыток доказательства теоремы Сохоцкого среди студентов Московского университета. Происхождение его связывают с тем, что один из преподавателей дал эту теорему студентам в качестве задачи. Имя Сохоцкого под запретом, поэтому официально нигде не упоминается.
Возрождение интереса к теореме Сохоцкого связано с именем Б. М. Жукова. В 1967 году он встречается с одним из учеников Сохоцкого и узнаёт о теореме. Вместе с работой по доказательству теоремы Жуков предпринимает попытки добиться реабилитации Сохоцкого, но встречает активное противодействие. Его доклад на семинаре Московского математического общества срывают. Жуков обнаруживает пробел в своём доказательстве, отходит от активной преподавательской работы, сосредотачивается на доработке доказательства, постепенно спивается.
В 1973 году происходит знакомство Жукова с В. И. Петровой. Она переводится к нему в аспирантуру. Возобновляется семинар Жукова по проблематике теоремы Сохоцкого. Из-за своего полулегального характера семинар становится популярным среди студентов. Возникает традиция поездок на выходные в Смоленск, к месту, где был дом Сохоцкого. Эти выезды становятся всё более массовыми и буйными.
Петрову несколько раз вызывают для бесед в комитет комсомола. Жукову угрожают увольнением.
В 1975 году заведующим кафедрой становится Г. А. Злынкин, имеющий тесные связи в органах госбезопасности. При невыясненных обстоятельствах погибает Петрова. Официальная версия – самоубийство. Жуков вторично спивается. Все работы по доказательству теоремы прекращаются.

. . .
Послесловие-объяснение. Этот текст приснился мне в начале декабря. Во сне текст был на экране компьютера, представлял собой какую-то интернет-страничку типа статьи в википедии. При пробуждении почти полностью исчез из памяти, оставив только общее впечатление – тягостное и безнадёжное. Я долго пытался его восстановить. Вот восстановил, частично и приблизительно. Прошу прощения у реальных обладателей фамилий Сохоцкого, Жукова, Петровой, Злынкина за то, что их фамилии мне приснились. Реальная теорема Сохоцкого никакой мистикой не окутана, это довольно простой факт, относящийся к существенно особым точкам функций комплексного переменного.
Но есть общая проблема тупиков математической (и не только математической) мысли, каких-то направлений, оставленных, не доработанных в прошлом, к которым уже никогда больше не вернутся.
К статье, увиденной во сне, там же во сне были некоторые комментарии – что ещё должны быть живы участники семинара Жукова, что можно их поискать, что они могут что-то помнить, а с другой стороны приводилась версия, что вся история с теоремой Сохоцкого может быть позднейшей интернет-мистификацией начала двухтысячных.

. . .

Послесловие-воспоминание. Предыдущий раз вот так во сне мне привиделся текст в январе 2001 года – про Николая Степановича Додоноса. Я тогда этим фактом очень вдохновился – что раз мозг может самопроизвольно во сне тексты порождать, то надо его к этому принуждать и в бодрствующем состоянии. Много всего насочинял тогда.
В этот раз чувствуется, что наоборот – мозг таким образом прощается, никаких словесных конструкций сам сооружать больше не будет. Теперь нужно будет прилагать усилия, преодолевать сопротивление, чем дальше, тем всё более и более упорное.

Попытка рассказать сказку.

Страшная Шапочка.

Алинка просит, когда уже спать легли: «Расскажи сказку».
Долго молчу, находясь в тупике.
Раньше я Кате сказки перед сном рассказывал.
Но теперь Катя большая, сама засыпает, и как-то отвык я.
Сказку – это ж значит новую какую-то придумать надо.
Хотя бы начало придумать.
Ну, если совсем не придумывается,
то хотя бы старую какую-нибудь переделать.

Начинаю голосом диктора
из мультфильма «Петя и Красная Шапочка»:
– В давние стародавние времена
жила-была Красная Шапочка.
И любила она навещать свою бабушку,
которая жила за лесом.
Скажет, бывало, маме:
«А давай напечём пирожков и я их бабушке отнесу».
Напечёт мама пирожков.
А Красная Шапочка ни к какой бабушке не идёт,
а просто гуляет по лесу.
Сядет на пенёк – съест пирожок,
ещё погуляет – ещё сядет, ещё съест.

– Стала толстая-претолстая, как колобок, – подсказывает Алинка.
Collapse )

Палле один на свете

«Палле один на свете». Последнее время эта фраза очень часто самопроизвольно возникает в мозгу. Это название детской книжки датского писателя и психолога Йенса Сигсгорда. Узнал, что написана она была в 1942 году, то есть во время оккупации Дании, примерно тогда, когда мягкий режим оккупации начал меняться на жёсткий.
В книжке мальчик Палле просыпается и обнаруживает, что остался совсем один, ходит по городу, заходит в магазины, в банк, катается на трамвае, на пожарной машине, даже на самолёте. В конце оказывается, что это сон. Палле просыпается и идёт играть с друзьями.

Если Палле дожил до наших дней, сейчас ему за восемьдесят. И он опять попал в свой детский сон.

Палле выходит из дома.
Палле один на свете.
Нет, не один – вот голубь.
Палле один, и голубь.

А вот и ещё голубь.
И слышно ещё синичку.
Палле один, и птички.
И слышно ещё гул.

Гул издают машины.
Палле подходит к арке.
Видит их через арку.
Палле, машины и гул.

Ну да, и ещё птички.
И даже идут люди.
Людей достаточно много.
Но каждый тоже один.

Палле на перекрёстке
пережидает красный,
переходит через дорогу
и движется в магазин.
Collapse )
Примечание по поводу фотографии.
Фотография Александра Бождая, bozhday, сделана в Пензе в 2006 году. Взята из его ЖЖ. У него была ещё более подходящая фотография, она у меня перед глазами возникает, но именно её я не нашёл. Пусть будет эта.

Дополнение к старому тексту

Вчера поместил на фейсбуке свой старый текст по поводу Дня сурка
Публикация вроде бы не привела к повторению этого дня.
Зато привела к дополнению текста.
Спасибо Сергею Николенко за идею.
(Добавление выделено горизонтальными чертами).

Жизнь сурка

Будем действовать методом нетворческих математиков:
взять чужой результат и пытаться его улучшать, как-то модифицировать, обобщать и т.п.
В математике это обычно тоскливый и тягомотный процесс.
Но не в математике такой механический способ
иногда порождает штуки весьма интересные.

В этот раз начинаем с идеи, использованной в фильме «День сурка»
(ну, или в фильме «Зеркало для героя» -
он для нас как-то ближе,
и вроде бы даже снят раньше, чем «День сурка»,
и вообще замечательный фильм).

Так вот, предположим, что мы просыпаемся раз от разу
снова в один и тот же день.
Вперёд сдвинуться никак не получается.
Тогда мы решаем действовать, как при выталкивании забуксовавшего автомобиля -
враскачку, толкая назад и вперёд.

И вот, на очередном толчке назад
у нас получается — мы просыпаемся
солнечным (пасмурным) утром вчерашнего дня,
уже основательно подзабытого,
восстанавливаем с интересом события, в этот день происходившие,
засыпаем под вечер с неясными ожиданиями
и просыпаемся в позавчерашнем дне.
И далее всё продолжает равномерно отматываться назад.

Вот интересно: будет человек действовать
на основании имеющегося опыта
с целью как-то улучшить своё «вчерашнее завтра»?
Ведь никакой гарантии нет, что он ещё раз туда вернётся.
____________________________________
Или наоборот: будет испытывать ужас
или подавленность, оцепенение
из-за того, что конец теперь
чётко известен заранее?

Может быть, тоже придумает для утешения,
что за первым (последним) днём
будет что-то ещё,
не вспоминаемое,
не представимое?
____________________________________

Движение в прошлое продолжается и продолжается,
предчувствовать «завтрашнее вчера» становится всё интереснее и интереснее,
сличать сохранившееся в памяти и это вот — прожитое ещё раз,
замечать что-то новое, проскочившее мимо когда-то,
и прощаться с очередным вторично прожитым днём,
прощаться теперь уже как со знакомым,
прощаться теперь уже, по всей видимости, навсегда.

Сразу два.

Два осенних недостихотворения. Одно - недельной давности, второе - сегодняшнее.

Гекзаметры по поводу первого снега

День доставанья зимних ботинок, шапок, перчаток.

День убиранья летних панамок на дальнюю полку.

День тихой победы листьев опавших над коммунальными службами -

отныне лишь самый безумный жилищник рискнёт их упрятывать в черные полиэтиленовые мешки.

30.10.2019


Рассуждения по поводу аномального тепла в начале ноября

Тёплый ноябрь бывает не каждый год.
Но если бывает, то это – пятое, самое тёмное время года.
Это не осень и не зима, это обратный ход
времени. И растерявшаяся природа
может устроить так, чтоб опять прилетели грачи,
или, чтоб южный ветер нагнал нам весенний запах.
Мокрые петли качелей тихо скрипят в ночи,
как пепелац с потерявшейся гравицапой.
Ходишь обложенный тёплою темнотой.
Свет теперь будет только когда выпадет снег.
Тёмные листья на тёмной земле поглощают каждый фотон,
разогреваясь от этого ещё немного сильнее.

06.11.2019

Ещё одно не получившееся стихотворение

Искорка

Безымянный бомжовый лес
между МКАДом и улицей
Сталеваров
Сталеваров

Непосилен двоих нас вес
одному престарелому
Боливару
одному Боливару

Тепло хоть и плохо
плохо
но хо…
но хотя бы тепло

Плейстоценовый южный слон
заблудился на севере
Новогиреева
Новогиреева

Спермацетовый нежный крем
не поможет теперь ему
не согреет
никак не согреет

Тепло хоть и плохо
но это нам тепло
а южному слону просто плохо

Ты не сделал английский свой
не ходил на труды с физрой
нависает
теперь нависает
но это сон и это спасает

Аскорбиновой кислотой
стеариновой искоркой
растворяется
мерцает
и
угасает

Тепло хоть и плохо
но плохо – понятно за что
а вот за что тепло?
Collapse )

Старый слепой Пью

Это опять "про постаревших сказочных героев".
Герой, правда, не сказочный, но тоже литературный.
Постареть успел уже в самом литературном произведении -
романе Стивенсона "Остров сокровищ".
Можно считать, что это мини-пьеса, даже мини-опера,
для двух действующих лиц:
Пью (старый, слепой)
Джим Хокинс (роль без голоса).


Я
вечно старый, вечно слепой
Пью.
You
never give me your money.
Теперь
мной пугают детей,
а ведь я тоже был
юн.

Джим
Хокинс,
ты же помнишь меня, Джим!
Нет,
ты меня не забудешь.
След
моей цепкой руки
на запястье своём
чувствовать будешь
вечно.
Collapse )

Горестное стихотворение.

Заранее прошу прощения.
Правду говорить – не всегда легко и приятно.
Иногда её говорить стыдно. Но надо.
Итак, начали.

Теперь старпёры и совписы – это мы,
Теперь мы ездим по стране на фестивали,
А вот недавно даже премию вот дали,*
Теперь старпёры и совписы – это мы.
Collapse )

Пьеса не получилась.

Долгая фальшивая жизнь
(что-то вроде пьесы)


Голос 1.
- Расскажи про свой самый счастливый день.


(долгая пауза)

Голос 2.
- Извини, как-то сложно,
затруднительно выбрать,
дней было слишком много,
и такого, чтоб на его фоне
все остальные казались бы несчастливыми,
ну, или, скажем, не самыми,
точно не самыми –
как-то не получается выбрать…

Голос 1.
- Расскажи про свой самый несчастный день.


(пауза, долгая, но не настолько)
Collapse )